Карта сайта Сделать стартовой Добавить в избранное

Главная страница
Карта сайта
Введение
Что вы найдете и не найдете на этом сайте













Словарь
Мифологический словарь
Картины известных художников на религиозные темы
Календарь религиозных праздников

Список литературы
Полезные ссылки
Обратная связь

 

Версия для печати Версия для печати Версия для печати Версия для печати (в новом окне)

Три дня в монастыре

Так случилось, что в начале февраля 2012 года мне пришлось попасть в один монастырь. Пришлось попасть по невеселой причине – на похороны.

Пробыл я там 3 дня. Здесь хочу изложить свои впечатления от увиденного.

Монастырь находится во Владимирской области, неподалеку от деревни Спас-Купалище, в месте, где река Судогда впадает в Клязьму. Действующий женский монастырь в 30 километрах от Владимира.

Монастырь находится в лесу, в 5 километрах от трассы. Приехали мы туда на машине глубокой ночью. Первое, что сразу бросилось в глаза – около ворот находилось небольшое строение, в котором сидела монашка-охранница. Нас уже ждали, она открыла ворота и впустила нас внутрь.

На территории монастыря живут крупные собаки, которые нас тут же для порядка хорошенько облаяли.

Первым делом нас проводили в храм, где лежал усопший. Рядом с ним сидела молодая монашка с книгой в руках и шепотом читала молитвы. Мне показалось, что девушке очень хочется спать.

Разместили нас в домике для паломников. В доме было довольно холодно (на улице стоял мороз градусов под 25). Маленькая батарея на стене не справлялась с обогревом, пришлось поставить еще один обогреватель. Правда, и он не сильно помог. Мне сразу вспомнилось, что любовь к теплым помещениям – грех. Пришлось спать, не раздеваясь и под двумя толстыми одеялами.

Удобств в доме нет никаких. Умывальник с бачком сверху и ведром снизу. Вместо туалета – ведро.

Утром меня разбудил звон колоколов. На часах было 7 утра. Значит, по тамошнему времени 6. На территории монастыря время на 1 час меньше. Как объяснили, ближе к местному географическому времени. Оригинально, конечно: вышел за ворота монастыря - время московское, зашел - отнимай час.

В дальнейшем колокола звонили в это время каждый день. Видимо это было время подъема для монашек. Для монашек звоном в колокол объявляли также время трапезы.

Но монашки сами по себе, а мы сами по себе. Зевнул, повернулся к стенке и стал спать дальше.

Проснулся самым последним, часов в 10 (по Москве). Завтрак к тому времени давно кончился, так что съел что было, еще раз подумал, что в доме прохладно, после чего отправился в храм.

Отпевание и похороны были назначены на послеобеденное время. А пока что все родственники сидели вокруг усопшего, предавались воспоминаниям, да ждали, когда привезут гроб. Гроб делали плотники в Боголюбском монастыре.

Вскоре к нам подошла монашка, которая заведует лавочкой в храме. Женщина лет 50. Разговорились. Сразу пошли разговоры об иконах и чудесах, которые якобы происходили в их монастыре. Что меня всегда удивляло – любят верующие люди чуть ли не любое явление преподносить как чудо. Мне сразу было сказано, что вот лежит человек, который при жизни был неверующим, а приехал в храм, принял веру, постоянно исповедовался, причащался и в день последнего причастия умер. Смерть в день причастия, по понятиям верующих, дает автоматом путевку в рай. Не чудо ли это – был всю жизнь неверующим, а тут раз – и сразу в раю?

Ладно, думаю, ваше дело.

Потом, слово за слово, она заметила, что я без крестика и сразу задала вопрос: крещеный ли я. Я честно ответил, что нет. И тут началось. Что мне просто необходимо срочно креститься. Потому что без крещения я не могу ни жениться (кто ж мне помешает?), ни получить благословение на рождение детей (как будто я без него не могу), ни грехи мне отпустить не могут, ни причаститься не могу, ни даже, не дай Бог, отпевать меня нельзя. В общем, бедный я, несчастный человек в этом мире.

Оно, конечно, понятно. По понятиям церкви невенчанный брак считается житием во блуде, хоть церковь и признает гражданскую регистрацию брака. Но по гражданским понятиям гораздо выгоднее иметь свидетельство о браке, нежели свидетельство о венчании.

При этом разговоре присутствовала еще одна монашка. Такая же женщина тех же лет. Тоже включилась в разговор, и часа полтора-два мы втроем беседовали о вере, о науке, о чудесах, о церкви. Просто тихо-мирно беседовали. После чего она принесла мне из местной библиотеки книжечку "Яко с нами Бог". Что вышло из прочтения этой книги, изложено в одноименном разделе "Яко с нами Бог".

Тем временем настало время обеда. Пошли мы в трапезную для гостей и работников-мужчин. У сестер своя трапезная.

Трапезной заведует старенькая монашка. Кормят не сказать, чтобы очень разнообразно, но вкусно. Как говорится, домашней едой. Молочные продукты: молоко, сметана, творог, масло, кефир – все собственного производства (на территории монастыря собственный коровник и небольшое стадо). Хлеб также пекут сами. Мяса не едят вообще. Только рыбу. И если нужен сахар – просишь дополнительно.

На время еды дается одна тарелка и одна ложка. Вилками не пользуются. Почему – не знаю. Накладываешь себе сам чего хочешь из стоящего на столе и сколько хочешь. Но есть правило: что себе в тарелку положил – должен съесть до конца. Много положил – сам виноват. Послабление дается только детям, да и то не особо охотно.

Очень вкусный чай. Причем заваривают не чайные листья, а разные травяные смеси. Травы, листья, сушеные ягоды. Все ингредиенты собирают летом сами. Вода – чистая, из местного источника.

После обеда опять пошли в храм. По пути проходили мимо местного кладбища, где двое рабочих копали могилу. Не позавидуешь мужикам. Мороз, земля смерзлась.

Посидели в храме. Приехал батюшка. Привезли гроб. Освятили водой. Настало время отпевания. За спиной у батюшки расположился сестринский хор. Одна из сестер управляла хором, как дирижер.

Всем раздали свечки. Начали отпевать. Отпевание длилось 1 час 10 минут. За это время, как выяснилось путем наблюдения, как раз успевает сгореть маленькая свечка, если держать ее вертикально вверх, чтобы не капала.

Отпели, похоронили, засыпали, поставили деревянный крест. Постояли у могилки.

Потом всех пригласили на поминки в сестринскую трапезную.

Обе трапезные оборудованы одинаково: два ряда длинных столов с лавками. На стенах иконы.

В обеих трапезных жесткое правило: перед началом еды – молитва и по окончании – тоже молитва. Ну ладно, ваши порядки. Все молятся-крестятся, я просто так стою, по сторонам гляжу.

Помолились, сели. Одну из монашек матушка отрядила читать вслух книгу о житие святой, чей праздник был в тот день. В общем, сидим, едим, слушаем. Поели, матушка позвонила в колокольчик, все встали, помолились. Разошлись.

Пошли еще раз постояли у могилки. Пришли домой.

В доме весь день в дополнении к батарее был включен обогреватель. Стало теплее.

Сели, поговорили. Уговорили на троих бутылочку коньяка. Поспорили о чудесах. Спать легли.

Спится, надо заметить, там очень хорошо. Свежий прохладный воздух, не загаженный выхлопными газами. Да и ложились часов в 11 (в связи с тем, что по монастырскому это 10).

 

Теперь о том, что собственно представляет собой монастырь. Территория примыкает к берегу реку, к обрыву. С другой стороны территория обнесена высоким забором.

Вид на реку Судогда          Вид на реку Судогда

На территории монастыря расположены храм, дом для сестер, дом для гостей, трапезная для гостей и рабочих, коровник, баня. Имеется собственная котельная.

Храм. Это высокое и довольно светлое здание. Внутри – полнейшая чистота. Правда, на улице стояли морозы, так что грязи и так было не очень много. Внутри храма весьма красиво. Люстры с лампочками в виде свечей, украшенные золочеными ангелами. Золоченые подсвечники. Много разных икон. Некоторые иконы храм получил в дар, а некоторые написаны местными умельцами.

Храм          Храм

В храме стоит вешалка для посетителей. Удобно. Около одной стены – четыре большие бочки с водой. Эту воду используют при проведении различных ритуалов.

Дом для гостей и паломников. Там же останавливаются священники, приезжающие в монастырь на службы. Небольшой двухэтажный бревенчатый домик с двумя комнатами на первом этаже.

Дом для гостей и паломников

Вот такая обстановка в комнате, где мы жили.

Обстановка в комнате          Обстановка в комнате

Обстановка в комнате          Обстановка в комнате

Дом для сестер или, как его называют, сестринская. Двухэтажный дом из белого кирпича с двумя подъездами. В нем расположены кабинет матушки, спальни сестер, сестринская столовая, кухня, подсобные помещения. В санузле – котел, душевая кабина, стиральные машины-автомат, унитаз, раковина. Раз стоит котел, то есть горячая вода. В общем, все условия для жизни. По особому разрешению матушки нас по утрам пускали в этот туалет умываться.

Сестринская

На входе в сестринскую сидит "часовой". Точнее, монашка-часовая. Иногда просто сидит с молитвенником в руках. Один раз видел ее, чистящей ведро картошки. Вспомнилось, как мы чистили картошку на военных сборах. Прямо один в один то же самое.

Имеются на территории монястыря и еще какие-то подсобные помещения.

Зимой по праздникам для детей устраиваются катания на санях.

Сани

Управляет всем хозяйством в монастыре матушка. Женщина пенсионного возраста, но чувствуется с крепким характером. Слово матушки в монастыре – закон. "Матушка благословила" – как приказ командира в армии. Обсуждению не подлежит.

Сестры по возрасту самые разные. Лет от 18-20 и до глубокой старости. Одеты все как одна в длинные черные платья до самых пяток. Многие из пожилых сестер до 30, а то и 40 лет жили "в миру", т.е. были обычными, нецерковными людьми.

Про собак и коров я уже писал. А еще на территории много кошек. Один раз видел в сестринской живого кролика.

Как-то вечером шел мимо коровника и видел интересную картину. Стоит сестра с книгой в руках (видимо с молитвенником) и читает вслух. Молитву что ли коровам читает – я не понял.

 

Так прошло два дня. После чего уехал я на работу и приехал обратно в субботу вечером. Приехали опять поздно, на начало вечерней молитвы опоздали, и в храм я не пошел. Как оказалось позднее, не пошел зря. Пропустил причастие и исповедь. Обидно, интересно было бы поприсутствовать, посмотреть.

В воскресенье было 9 дней со дня смерти. Были назначены панихида и поминки.

С утра перед панихидой была воскресная служба. Начиналась она в 9 утра (8 по времени монастыря). Начало службы я благополучно проспал и пришел в храм где-то через час после ее начала.

В храме было много народа. Как сами сестры, так и прихожане. Было человек 6-7 детей в возрасте от 3 до 10 лет. Как сказали позже, обычно бывает больше, но в связи с морозами приехали не все. Оно и понятно – монастырские машины тоже частенько не хотели заводиться. Причем не только наши "Жигули" и "Волги", но и некоторые иномарки. По этому поводу мы даже успели обсудить некоторые технические аспекты с сестрой, которая работала водителем и один раз возила нас.

Детишки в службе и молитвах участия не принимали. Играли, сидели говорили друг с другом, рисовали (родители с собой специально берут небольшие игрушки, блокноты, карандаши), крутились вокруг молодых монашек. Некоторые подбегали к вазам и нюхали цветы.

Кстати, о цветах. Это были те самые цветы, которые были поставлены еще на похороны, т.е. почти неделю назад. И они почти не завяли. Стоят как новенькие. Однако никакого чуда нет. А есть совокупность условий: чистая родниковая вода, низкая температура окружающего воздуха в храме (не сказать, чтобы холодно, но в расстегнутой зимней куртке мне жарко не было, а сестры под свою одежду надевали свитеры) и аспирин, добавляемый в воду для цветов.

Все взрослые стояли в несколько рядов лицом к алтарю, где двое батюшек в парадных рясах совершали службу. Ходили по алтарю со свечами, кадилами и иконами, читали молитвы. Многие прихожане время от времени падали на колени, крестились и кланялись до самого пола. Я просто стоял и наблюдал за происходящим вокруг.

Все время службы пел сестринский хор.

Надо заметить, что службы занимают довольно продолжительное время. Субботняя служба вечером, на которую я не ходил, и эта служба длились часа 3. В середине был сделан небольшой перерыв минут на 10. Во время перерыва прихожане буквально осадили лавочку. Покупали в основном свечки и иконы.

После службы было причастие. Сперва причащались сестры-монашки, после них – все остальные. Я не пошел. Да и не положено мне, некрещеному. Просто стоял и смотрел. И думал о двух вещах. Во-первых, о том, насколько негигиенично причащать всех одной и той же ложкой. А если кто больной попадется? Во-вторых, о том, что если причастие символизирует поедание тела христова в виде хлеба и крови христовой в виде вина или компота, то тут явно попахивает язычеством. Ведь именно язычники поедали тела, веря, что при этом к ним переходят хорошие качества съеденного человека. А уж у Христа, по понятиям верующих, хороших качеств хоть отбавляй.

После причастия все по очереди прошли мимо батюшки, приложились губами к кресту и получили благословение. Мне в голову опять пришла мысль о гигиене данного процесса.

Потом все собрались полукругом на проповедь. Батюшка говорил о том, что в современном мире дьявол в разных обличиях все больше и больше рвется к власти. Под властью он имел в виду политическую власть. Очень хотелось спросить, куда же смотрит бог и не делает ли то же самое церковь. Но не стал.

Батюшка показал себя очень хорошим оратором. Говорил негромко, но так, что его слова воспринимались аудиторией как имеющие большое значение. В нужных местах делал паузы. Это известный ораторский прием, позволяющий добиться эффекта значимости. Говорил грамотно и со знанием дела. Умело устанавливал диалог с аудиторией, задавал вопросы по истории России. Пару раз даже пошутил.

После этого всех позвали в трапезную. Всех – это не только нас, ждущих панихиду, а вообще всех желающих прихожан. Зачем так делают – не знаю. В общем, сходили, поели. Нас позвали на панихиду, женщины-прихожанки остались мыть посуду.

Опять пришли в храм. Всем опять раздали свечки. Пришел батюшка, успевший переодеться в черное. За ним опять расположился сестринский хор.

Свечки зажгли, кадило батюшка зарядил какими-то черно-белыми таблетками и начал читать молитву. Время от времени, пока пел хор, ходил по храму и помахивал кадилом. При этом иногда поглядывал на меня. Видимо думал: что за нехристь попался, стоит, не крестится, по сторонам то и дело смотрит. Но ничего ни разу не сказал.

Панихида, как и отпевание, продолжалась 1 час 10 минут. За это время у меня почти полностью успела сгореть свечка.

Поминки устроили в своей комнате. В сестринскую трапезную на этот раз не пригласили.

 

На этом 3 дня закончились. И поехали мы обратно домой. Чтобы в будущем вернуться в то же место за новыми наблюдениями.


Назад
Мои мысли

Дальше
Полгода спустя


Оглавление

Добавить в избранное

Вы провели на странице минут/секунд.

Яндекс.Метрика <--#endif-->